Созависимость как интраперсональный феномен

Созависимость как интраперсональный феномен, выливающийся в образ жизни, так или иначе затрагивает всех ближних, оказавшихся в ее орбите. Ее иррадиация может встречать разные реакции – от принятия со стороны такого же созависимого субъекта по принципу дополнения до войны и распада отношений с партнером, свободным от созависимости или индуцированным ею. В любом случае межличностные отношения в рамках европейской традиции рассматриваются с точки зрения этики, позиции которой относительно созависимости противоречивы и нуждаются в отдельном глубоком исследовании. Мы не ставили такой цели, но в ходе работы над книгой постоянно сталкивались с этическими вопросами, грозившими увести нас далеко от анализируемых аспектов проблемы. Вместо заключения мы хотим обозначить взгляды на этические аспекты созависимости и профессиональную психологическую помощь созависимым.

Мораль и нравственность регулируют и наше отношение к самим себе, и наше взаимодействие с окружающими. Наличие вокруг нас других людей – и необходимое условие нашего благополучия, поскольку ряд своих проблем мы можем решать лишь совместно с другими людьми, и источник постоянно возникающих новых проблем. Мы не свободны уже в силу наличия рядом с нами других, имеющих те же права на собственные интересы, планы и намерения: «скованные одной цепью, связанные одной целью.». Везде, где речь заходит о морали, мы всегда сталкиваемся с оценкой и систематизацией человеческих стремлений и поступков с точки зрения их соответствия потребностям некоей общины: то, что идет ей на пользу является высшим мерилом ценности для каждого ее члена в отдельности. Ф. Ницше называл моральность стадным инстинктом в отдельном человеке: «Вот это и это противоречит правилам хорошего тона в твоем обществе» – холодный взгляд, поджатые губы тех, среди которых и для которых ты воспитан, неизбежно вызывают чувство страха – страха одиночества. Мораль заставляет человека быть функцией группы и только в качестве таковой воспринимать себя как нечто значимое. Важно в этом контексте наблюдение М. Мамар дашвили: именно там, где меньше всего морали – в смысле культурного состояния, а не нравственной потуги, – чаще всего ищут моральные мотивы и поучают друг друга, взывая к доверию, добру, духовности, любви и т. д.: «как же вы мне не доверяете, как вы можете меня не любить?». И никто не осмеливается называть вещи своими именами, ибо его тут же душат требованиями доверия, любви, единения в каком то аморфном чувстве, а любую попытку противостоять воспринимают как оскорбление святынь и морали.

Созависимость как жизнь